Опиомания


Едва ли когда-нибудь выяснится, каким именно образом древним людям открылась тайна мака или стали понятны наркотические свойства конопли. Как и другие открытия далекого прошлого, эти не знают ни авторов, ни точных дат, ни определенных точек на карте. Однако по различным свидетельствам известно, что изначально опиум был достоянием народов Ближнего Востока.

Действие сока незрелых маковых головок было хорошо известно древним обитателям долины Нила. За 1600 лет до, Рождества Христова некий врач, имя которого осталось неизвестным, рекомендует в своем папирусе мак как «лечебное средство для прекращения чрезмерного детского крика». Анализ находящейся в Каирском музее мумии маленькой принцессы XIV в. до нашей эры позволил обнаружить у нее во рту остатки опиума. «И вполне, по словам автора книги, специально посвященной истории и современности мака и его продуктов, возможно, что это дитя фараона умерло от передозировки».

То, что опиум может вызывать пристрастие, было тогда неизвестно, и «маковые соски» без колебаний рекомендовали как успокоительное для детей и взрослых. Кроме того, поскольку лекарь и жрец в Древнем Египте соединялись в одном лице, вероятно, опиум играл определенную роль и в отправлении религиозных обрядов. Позже в исламском культе опиум имел примерно тоже назначение, что вино у христиан. Также опиум применялся медиками Древнего Рима, причем выяснилось, что он может быть смертельным ядом.

Христианская Европа унаследовала и углубила умение римлян применять опиум в медицине. Например, знаменитый Гален считал его самым эффективным из лекарств, обнаружив, кстати, возможность его применения и в качестве противоядия. Византия — осколок Римской империи — активно торговала опиумом и во многом повлияла на его распространение в Западной Европе, но опять-таки в течение долгого времени только в одном качестве — медицинского средства.

Разумеется, случаи болезненного привыкания к опиуму тогда уже проявились достаточно наглядно, чтобы не оставалось никаких сомнений в существовании такой опасности. Пристрастие к наркотику было признаком «второсортности» и свидетельствовало о деградации человека и его принадлежности к «худшей» части общества. Наверно, это отвращало от опиума верхние слои общества, но все же постепенно и среди них, и даже среди исконных мусульман (т. е. арабов) стали появляться люди, пристрастившиеся к «коричневым капелькам».

Способствовало этому и все более широкое медицинское употребление препарата, что начинало беспокоить врачей. Так, сохранился выписанный в XI в. рецепт на опиумосодержащее средство со специальным предупреждением: длительное употребление лекарства может вызвать неудержимое пристрастие к нему. На Ближнем Востоке (особенно в Иране и Турции) пристрастие к опиуму затронуло заметную часть населения лишь в XVI в. Тогда же опиум и опиомания достигли Китая, где впоследствии и разыгрались наиболее драматические события в истории наркомании прошлых веков.

Возрождение роли опиума в европейской медицине связано с именем знаменитого врача, физика, алхимика, философа и авантюриста Парацельса (1493-1541). Лишь на смертном одре он продиктовал состав изобретенного им лечебного питья, в которое входили алкоголь и опиум, настоянные на можжевельнике и других растениях. Лауданум — так назвал его Парацельс. Это напиток стал довольно популярным, особенно в качестве снотворного.

Позже появились другие рецепты опиумных настоек, называвшихся тоже лауданумом. В XVI в. их применение для лечения различных болезней стало в Европе повсеместным и совершенно обычным. К тому времени отмечены и отдельные случаи развития зависимости. Так, один английский врач рекомендовал лауданум в случае катара, эпилепсии, ангины, астмы, камней, колик, ампутаций, поноса, холеры, ревматизма, ипохондрии, бессонницы и еще дюжины недугов. Известно, что он, будучи горячим энтузиастом опиума, сам пристрастился к его ежедневному потреблению в значительных дозах — неизвестно, правда, скольких пациентов приучил к наркотику с помощью своих методов врачевания.

В XIX в. десятки разновидностей лауданума продавались в быстро растущих городах европейских стран в виде успокоительного средства, лекарства от бессонницы, сердечных капель. Во Франции он назывался «дурманом». В некоторых районах массовым стало использование лауданума для успокоения детей, в том числе в тех случаях, когда работница уходила на фабрику и хотела, чтобы ребенок до ее возвращения был спокойным. Исследование, проведенное в английском графстве Ланкашир, показало, что из обследованных почти двух с половиной тысяч семей две трети регулярно покупали «сердечное средство Годфри» и детская смертность в них превышала 60%.

К концу XIX в. в европейских столицах и крупных городах в моду вошли «опиум-салоны», где за большие деньги можно было выпить настойку или выкурить трубку опиума. И все же проблемой Европы было пьянство, а наркомания представляла собой явление экзотическое и, в общем, редкое, в дальнейшем прямого продолжения не получившее.

Морфин, был впервые получен в самом начале XIX в. немецким химиком Зертюрнером. Он считал морфин безвредным заменителем опиума и хорошим снотворным, поэтому назвал свое детище в честь бога сна Морфея: морфиум. Зертгернер и другие врачи долгое время применяли морфин в качестве не только заменителя опиума, но и для лечения опиомании. Попытки такого лечения были успешными, и далеко не сразу выяснилось, что морфин вызывает еще более сильное пристрастие. Создатель нового лекарства испытал это на себе, но лишь к концу жизни, после десятков лет морфинизма, осознал, что с ним происходит. Термин «морфинизм» как обозначение болезни появился в 1874 г. и поначалу был принят ученым миром в штыки.

История повторилась в нашем веке, когда был получен героин. Поначалу он рекламировался как «превосходное средство от кашля», а кроме того, считался заменителем морфина и активно испытывался для лечения морфинизма. Но когда раскрылись его подлинные свойства, героин как лечебное средство был изъят из медицинского употребления. В ряде стран полностью запрещено его изготовление, хранение и применение в каких бы то ни было целях, в том числе у нас, в Соединенных Штатах и многих других государствах. Тем не менее довольно широко распространено мнение, что в современном мире героин производится только нелегально, не соответствует действительности. Ни повсеместного, ни хотя бы международного характера запрет не имеет; например, в Великобритании разрешено легальное производство и применение героина — правда, в крайне ограниченных «научных и практических целях».

Стремительный прогресс медицины, химии, фармакологии привел к созданию в нашем веке необозримого количества новых и новейших препаратов, воздействующих на центральную нервную систему и формирующих наркотическую зависимость. Одновременно появлялись новые разновидности традиционных наркотических веществ и получаемых на их основе концентрированных препаратов.

Многие из новых препаратов обладают огромной разрушительной силой и кое в чем опаснее опиатов, включая даже вещества класса героина. Особенно заметна на современном рынке наркотиков роль двух групп новых препаратов — амфетаминов и барбитуратов (к которым примыкают близкие по действию другие средства седативного типа). Годы и десятилетия они свободно продавались во всем мире, да и до сих пор в большинстве стран доступ к ним значительно легче по сравнению, скажем, с морфином или кокаином. Некоторые успокоительные и снотворные находятся на положении легальных наркотиков, выписываются по малейшему поводу и хранятся домашних аптечках, наверное, большинства семей в развитых странах. К сожалению, история наркотиков и наркомании не является инструментом для борьбы с этой проблемой.

Остались вопросы?

Получи бесплатную консультацию по телефонам:

+38 (067) 295 56 86
+38 (093) 284 04 90

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *